Волоколамское шоссе. Повесть вторая

Автор: Бек Александр

Волоколамское шоссе. Повесть вторая

Повесть вторая

 Накануне боя 

Нелегко человеку стать солдатом, нелегко командиру дисциплинировать войска, а  воевать еще труднее.

Наша вторая повесть, - продолжал Баурджан Момыш-Улы, - еще более  ответственна. Раньше мы говорили о подготовке солдата. Теперь речь пойдет о  бое. 

1.

Шестнадцатого октября тысяча девятьсот сорок первого года я, командир  батальона, лежал на походной койке в своем блиндаже, в ста тридцати километрах  от Москвы.

Издалека, то напряженно учащаясь, то затихая, доходила орудийная пальба. Звук   докатывался слева - за двадцать - двадцать пять километров. Там, на левом  фланге дивизии, как мы узнали потом, немцы пытались в этот день прорваться  танками.

А у нас, в расположении батальона, все было спокойно. Противник не придвигался  к рубежу батальона, к центральному отрезку так называемого Волоколамского  укрепленного района.

Я лежал и думал.

Мне надоедал мой коновод Синченко, единственный среди батальона, кому  дозволялось ворчать на меня. То у него была истоплена для меня баня, то готов  обед. Я прогонял его:

- Потом… Убирайся, не мешай.

- Чего заладили: не мешай и не мешай. А сами полный день ничего не делаете.

- Я думаю. Понял? Ду-ма-ю.

- Разве можно так много думать?

- Можно. Если тебя убьют по моей глупости, что я скажу твоей жене? А ты у меня  не один.

Быть может, и вам представляется, что командир батальона - особенно в такой  момент, накануне боя, - обязан что-то делать: разговаривать по телефону,  вызывать подчиненных, ходить по рубежу, отдавать распоряжения. Однако наш  генерал Иван Васильевич Панфилов не один раз внушал нам, что главная  обязанность, главное дело командира - думать, думать и думать.

2.

В ночь на шестнадцатое, как вам известно, сто моих бойцов, отправившись за  двадцать километров, совершили вылазку в расположение врага. Они возвратились с  победой.

Эта первая победа преобразила душу солдата, преобразила батальон.  А дальше?

Конечно, наша дерзость ничего не могла изменить в оперативной обстановке. Мы,  семьсот человек, первый батальон Талгарского полка, по-прежнему держали восемь  километров фронта на подступах к Москве, куда стягивались немецкие дивизии.

Вернулись думы, которые мучили меня в течение последних двух-трех дней.  Принимая рубеж, я, как вы знаете, не допускал мысли, что здесь, на этой  позиции, на этой восьмикилометровой полосе, врагу будет противостоять лишь один  батальон; я предполагал, что позади нас будет создана вторая и, возможно,  третья линия обороны, где развернутся другие части Красной Армии; предполагал,  что, приняв


 


подписка на ОСОБЫЕ рассылки Что это? Взгляните быстренько...